ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Карта Руиенского края не будет исследована полностью, если мы не проедем до конца дальнего севера. До конца - это значит до Ипики, волости, о которой местные говорят: "Здесь наполовину Латвия, наполовину Эстония". Тут как на ладони виден эффект приграничной Латвии: депопуляция, отсутствие государственной поддержки и, следовательно, отсутствие теоретической перспективы.

Ипики - это волость, где количество жителей можно охарактеризовать словом "несколько". Здесь живут 190 человек - меньше только в Яунелгавской волости, где ситуация совсем другая.

На окраине любят книги 

Когда маленькая и уютная Руиена осталась за спиной, мы быстро направились в сторону Ипики - до центра самой волости дорога заасфальтирована, хорошая. Пейзаж за окном депрессивный - вода покрыла луга, кустарники, полуразрушенные дома с глухими окнами, мхом обросшие старые фундаменты. По некоторым домам даже трудно сказать, заселены они или нет, потому что в окрестностях пусто. Все здесь напоминает фильмы Дэвида Линча - настроение тревожное от ощущаемой безнадежности.

Поняли, что прибыли в условный центр, благодаря двум многоквартирным домам времен колхоза. Ищем признаки жизни. Дверь волостной администрации закрыта - время работы до 11.30. Чтобы найти тут главного, нужно знать особенности местной жизни.

На углу здания расположился магазин - размером со спичечный коробок.

Однако жители Ипики гордятся: у нас есть свой магазин! В других местах и такого нет. Продавщица провожает нас "за угол", где глава администрации Ивета Буньке во второй половине дня становится библиотекарем. Она также является консультантом по развитию сельских районов.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

В сентябре прошлого года Ипикскую волость посетил президент Эгил Левитс, поэтому название Ипики СМИ знакомо. Ивета Буньке, заметив нас, совсем не удивилась и даже обрадовалась. Больше всего в этой глуши поразило наличие большой библиотеки с хорошей литературой. Кроме нас сегодня здесь побывали двое взрослых и двое детей. Да, читают жители Ипики с энтузиазмом...

Дом за три тысячи 

Ивета Буньке руководит волостью уже четвертый год. Но сама она не отсюда - приезжает из Руиены. Когда я спросила ее о трущобах, которые мы видели по дороге, она развела руками: как раз сегодня занимались этим вопросом. Да, здесь много заброшенных домов, но не стоит отбрасывать надежду на то, что они когда-нибудь будут заселены. "Вот принадлежащее самоуправлению здание стоит 7000 евро. В нем могут жить сразу две семьи", - говорит она. 

"Если у вас есть лишние три тысячи евро, можете купить у нас домик!"

Также доступно жилье в многоквартирном доме, который в очень хорошем состоянии - недавно обновили крышу. Глава администрации оптимистично утверждает, что есть множество профессий, представители которых могут работать в отдалении - и почему бы им в качестве места жительства не выбрать крайний север Латвии? 

Экологичная среда, полная тишина, 8 км до Эстонии.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Где ночи белые...

Ипики позиционируют себя как северную землю, где в июне можно наблюдать за белыми ночами. Также в это время здесь открывается пограничный рынок местных ремесленников и домашних хозяйств. Тогда тут все по-другому. По четвергам в Мойсакила (Эстония) - рыбный рынок, куда жители Ипики охотно едут закупаться. Далее дорога ведет в Пярну.

"Вы серьезно?!" - восклицаю я, когда Ивета говорит, что автобус в Руиене курсирует два раза в неделю. В школу 14 детишек отвозит автобус самоуправления. Волостная школа исчезла уже в конце восьмидесятых годов. В Ипики до сих пор огромную роль играет "фактор почтальона".

Живущим в отдаленных сельских домах он доставляет не только письма, квитанции и информационные бюллетени, но и хлеб с молоком. 

Здесь практически нет работы - несколько человек работают на фермах, один - в магазине, три - в волостной администрации, а мужчины - в лесозаготовительной промышленности. Часть жителей автобус отвозит в Валмиеру на работу в Valmieras stikla šķiedras.

По правде говоря, в магазине мы встретили только одного мужчину. Движение тут прекратилось в советское время, когда был небольшой колхоз и проходила железная дорога в Эстонию. Старшее поколение помнит станцию "Ипики". Трудно поверить, но здесь было даже пожарное депо.

Теперь пограничная деревня застыла в неподвижном пейзаже, населенном свистящим ветром.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

На вопрос, что местные думают о реформе самоуправлений, Ивета иронизирует, мол, нужно образовать свою республику вместе с Мойсакила (Эстония), где численность жителей резко сократилось после подобной реформы в Эстонии в 2017 году. В этой шутке есть социальная и человеческая правда. "У нас здесь половина Латвии, половина Эстонии. Многие родственники - сестры, братья на той стороне. Будучи небольшой волостью, мы понимаем, что вряд ли можем на что-то повлиять, нам все равно придется ехать в центр", - говорит Буньке и добавляет, что если выбирать, то жителям Ипики более по душе Валмиера, чем Валка: "Многие наши жители ездят на работу в Валмиеру и Руиену. Банки, земельная служба, врачи - все там".

"Здание большое", - вцепившись в связку ключей, говорит Ивета. Прямо как замок для такой маленькой волости. Раз в неделю здесь принимает социальный работник и приезжает фельдшер. Есть небольшой кинозал и банкетный зал, тренажерный зал, душевые. Меня тронул музей старинных вещей, вся экспозиция которого была собрана самими жителями Ипики. Вязаная скатерть и настенные часы напомнили дом бабушки и дедушки.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

В настоящее время у приграничных территорий нет социально-экономических перспектив - если все будет продолжаться как и в последние десятилетия, численность населения уменьшится, а количество волков увеличится. "Через Ипики едут финны, и они заинтересованы в этих "особенностях", которые по смешной цене", - говорит глава волости. И всегда найдется тот, кто захочет жить на окраине - в тишине и покое.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Идеи, предпринимательство и государственная поддержка

Ситуация на севере Латвии мало чем отличается от того, что происходит на латгальской границе и территориях, близких к Литве, поясняет профессор  Латвийского университета и советник Латвийского союза самоуправлений Марис Пукис и добавляет, что северное Видземе отличается лишь тем, что является приграничной зоной Европы, а не России: "В Латвии вся граница - периферия, и это связано с ярко выраженным моноцентризмом. Столичный регион - в радиусе 100 км от Риги - показывает рост числа людей со значительно лучшей экономической ситуацией, чем на окраинах". Пукис считает, что самоуправления, которые говорят, что за 11 лет ничего так и не было сделано, чтобы территории развивались равномерно - правы: "В Валмиере немного по-другому, так как самоуправление усердно работало - ходили к правительству, пытались увеличить инвестиции. В Латвии есть две главные проблемы - депопуляция, которая продолжается из года в год, и моноцентризм - как кость в горле страны".

Тем не менее доцент юридического факультета бизнес-школы Turība Николай Озолиньш на приграничные территории смотрит с оптимизмом - для их развития нужны креативные идеи, предприимчивые люди и государственная поддержка. Кроме того, у каждого места есть своя уникальность, которую можно разумно использовать для достижения роста.

По мнению Озолиньша, на приграничных территориях должна быть создана особая экономическая зона с более низкими налогами и грантами на развитие - по аналогии с Резекне и Лиепаей.

В качестве примера он приводит созданный Айнарсом Звирбулисом экопоселок Amatciems, отмечая, что подобное можно сделать и в других частях Латвии, так как расстояние в наше время не является большой проблемой: "Краям не хватает идей - это может быть эко-деревня, охотничье хозяйство, питомник, обработка срубов или что-нибудь еще. Должно быть политическое соглашение о том, где будут находиться центры особых экономических зон. Государство должно поддерживать эти области, гарантируя кредитные возможности и снижая налоги".

Прочитать и добавить комментарий

ВСЕ ГАЛЕРЕИ