Кабинет стоматолога, процедурная, информационный стенд о профилактике заболеваний. Здесь все напоминает обычную поликлинику, только на окнах решетки. Должность руководителя медицинской части Даугавгривской тюрьмы занимает Лилия Лапинска. В интервью TVNET в рамках проекта "Невидимое в тюрьме" она рассказала о том, как сегодня лечат латвийских заключенных. 

Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

- Какие медицинские услуги доступны в тюрьме для заключенных?

- Тюрьма ничем не отличается от свободы. Наши заключенные получают медицинское обслуживание по таким же нормативным актам, по которым его получают находящиеся на свободе. Есть лишь несколько отличий, которые определяют правила Кабинета министров. Допустим, для находящегося на свободе человека при острой зубной боли удаление зуба, естественно, производят за деньги. Заключенному, который находится в тюрьме, эту процедуру оплачивает государство.

Раньше, когда тюремные доктора не были приравнены к семейному врачу, была проблема отправлять заключенных на консультации в лечебные учреждения за пределами мест лишения свободы.  Однако сейчас тюремный доктор приравнен к семейному, он может давать направления, и наши заключенные имеют такие же возможности, как и любой другой человек на свободе.

Галерея: Медицинский отдел в тюрьме Даугавгривас

- Когда заключенному дают направление, получается, что вам надо позвать необходимых специалистов сюда, в тюрьму?

- Нет, у нас есть свои тюремные доктора различных специальностей. И когда к интернисту приходит заключенный у которого, к примеру, проблемы с позвоночником, ему нужна консультация нейролога. В тюрьме нейролога нет. Тогда доктор записывает его на консультацию нейролога в городскую поликлинику, и, соответственно, пишет ему направление.

- Как проходит транспортация больного заключенного?

- Допустим, доктор записала на эластаграфию, которая проходит в Центральной городской больнице. Я пишу заявление на имя начальника тюрьмы, где прошу обеспечить доставку заключенного на медицинскую процедуру такого-то числа, в такое-то время. После этого заявление пересылают начальнику охраны. У них есть сотрудники, транспорт, они обеспечивают доставку этого заключенного в то место, где ему назначена медицинская манипуляция. После его возвращения мы смотрим на результаты и думаем, что делать дальше.  

Если кому-то требуется стационарное лечение, то заключенного отправляют в Олайнскую тюремную больницу. Мы анализируем, куда лучше записывать - в специальный стационар или в нашу городскую больницу. Например, в Олайнской больнице нет магнитного резонанса, поэтому заключенного, которому он необходим, мы отправим в городское медицинское учреждение. 

- Вы говорили, что при острой боли удаление зуба вы делаете в тюрьме. А как обстоят дела с простым лечением — например, ставят ли заключенным пломбы?

- В этом году мы заключили договор с рижской фирмой, которая сейчас приезжает и на месте удаляет зубы. До этого мы возили заключенных в городскую зубную поликлинику. Каждый день по два человека. Удаление оплачивает Управление мест лишения свободы.

Лечение и протезирование в тюрьме выполняется за личный счет заключенного. Если у него есть желание и возможности, то он пишет заявление, мы проверяем, есть ли у него на счету деньги, он пишет какую сумму с его счета необходимо забронировать на лечение зубов, сумма бронируется, его отвозят в поликлинику.

Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

- У каждого заключенного есть так называемый "счет освобождения", куда он может перевести денежную сумму, которую ему выплатят лишь в двух случаях: либо только после освобождения, либо на медицинские услуги. Можно ли потратить деньги из этого фонда на лечение зубов?

- Обычно эти деньги можно потратить только на операции, но в принципе разрешается и на лечение зубов.

- До того, как мы начали интервью, вы сказали, что сегодня к вам пришел заключенный, который "вынес мозг". Что произошло?

- Человек хочет получить инвалидность, не имея на это никаких оснований. Ему просто так хочется. Он считает себя больным. Если он требует, что мы должны направить его заявление Государственной врачебной комиссии экспертизы здоровья и трудоспособности (ВТЭК), значит, мы должны эти документы подготовить и направить.

Другое дело, что ВТЭК, рассмотрев его дело, инвалидность не назначит. То есть никакого результата не будет. А на все это будет потрачено масса времени и средств. Потому что такому заключенному будут необходимы дополнительные обследования, консультации и т. д.

- Как часто заключенные обращаются с такими просьбами?

- Достаточно часто. Подаем порядка 30 заявлений в год. Но это было в прошлом году, когда у нас было меньше заключенных.

Сейчас в тюрьме действительно стало больше действительно больных людей.

Одно дело, что мы подаем заявления на инвалидность, но ведь очень много приезжает тех, кому эта группа уже дана пожизненно. Такие тоже у нас есть. Но это действительно люди, которым эта группа полагается.

Многие просят оформить группу, в которой вообще нет ни малейшего смысла. Ему сидеть, к примеру, до 2030 года. Стажа трех лет, который положен для того, чтобы получать пенсию по инвалидности, у него нет. Группу ему если и дадут, то дадут только на год. Получается, все документы мы должны будем подготовить как в этом году, так и в следующем, и еще через год. И даже если эту группу ему дадут, то по ней он, находясь в тюрьме, не будет получать ничего. Через год он опять придет с тем, что ему надо продлить эту группу. Мы должны все это делать, но я лично в этом не вижу никакого смысла. Но у человека есть на это право.

- Как часто в тюрьмах заключенные симулируют какое-то заболевание?

- Мне кажется, сейчас это уже неактуально. Нынешнее поколение заключенных этим уже не занимается. А смысл симулировать?

Симуляцией иногда занимаются подследственные, которые не хотят в конкретный день ехать на суд.

Они, бывает, изображают что-то, иногда у них это даже визуально получается. Был у нас один, который себе воздух как-то в щеку закачивал и приходил к нам с раздутым лицом и заплывшим глазом. Конечно, такого в суд не отправят. Потом все само по себе исчезало. Есть еще какие-то "специалисты" в этом деле, но я с этим практически не сталкиваюсь.

Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

- Какие в тюрьме наиболее распространенные заболевания?

- Гепатит С, потому что основная масса попробовала в своей жизни наркотики, СПИДа достаточно много. Позвоночники у каждого второго больные, но это и на свободе распространено. Психические расстройства различные — начиная с легкого душевного расстройства и заканчивая психопатией. Иногда попадают люди с подозрением на шизофрению. Их мы, как правило, отправляем в больницу, там уточняют. Если у них действительно шизофрения, то к нам они уже не возвращаются.

Многие заключенные после травм - у многих суставы повреждены, особенно коленные. Многим надо… Вот он ходил 10 лет на свободе с металлической пластиной в кости, она ему не мешала. Но как только попал в тюрьму, ему срочно стало необходимо эту пластину убрать. На свободе то ему некогда было этим заниматься, а тут есть люди, которые за него эту проблему будут решать - сначала обследования, потом консультации оперирующего травматолога. Ну а дальше принимается решение, будет ли эта манипуляция проводиться за государственный счет.

- Что для вас чисто по-человечески самое трудное в этой работе?

- Наверное, их эти "я хочу". Когда ко мне приходят и говорят: "Я хочу, вы мне должны"… Все остальное — решаемо. У меня вообще нет проблемы здесь работать.

Когда я пришла сюда, очень многие мои знакомые спрашивали меня с ужасом: "Как ты будешь работать с заключенными? Ты их не боишься?". Я считаю, что бояться их надо вот там, за забором.

А здесь то чего бояться? Если он не враг самому себе, то, я думаю, ему нет смысла на какого-то нападать или что-то делать.

- Часто обращаются с травмами, возникшими в результате драки?

- Крайне редко. Они понимают, чем для них это обернется. Это будет лишний срок, лишние проблемы со здоровьем и тому подобное. Если какие-то конфликты у них и возникают, то это уж очень надо человека довести.

- Что происходит, если посреди ночи заключенному резко становится плохо?

- Дежурный на корпусе передает информацию дежурному помощнику начальника, и решается вопрос о вызове скорой помощи. У нас нет своих дежурных медиков. Медики работают с полдевятого до пяти.

У нас за один квартал больше 30 "скорых" бывает. В свое время мы настроили дежурных на то, что лучше пусть приедет "скорая" без основания, чем мы пропустим какой-то тяжелый случай, и этот человек умрет потому, что не были вызваны медики.

Галерея: Олайнская тюремная больница

- Эпидемия какой-то болезни в городе влияет на работу тюрьмы?

- Да, влияет. На это время мы отменяем публичные мероприятия. Локальных эпидемий в тюрьме нет.

- Свидания с родными тоже отменяют на время эпидемии?

- Были случаи, когда мы видели, что заболеваемость растет большими темпами, и тогда свидания отменяли. Но в последние годы мы этого не делаем, потому что заболеваемость среди заключенных по сравнению с городской очень низкая. У них нет таких контактов, движения, и поэтому заболеваемость низка.

Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

- Сколько лет вы работаете с заключенными?

- Я работаю с августа 2010 года.

- Сталкивались ли вы с какими-то нетипичными для тюрьмы случаями заболеваний?

- Был случай острого гепатита А. Этот человек пришел со свободы в тюрьму в состоянии инкубационного периода. Бывают тяжелые формы заболеваний, которые на свободе можно редко увидеть. Был больной СПИДом, у которого ещё был псориаз. Такого псориаза мы не видели никогда — даже те, кто работают десятилетиями. Человека мы отправили в больницу, он потом там умер.

В тюрьме много людей со СПИД. А любое другое заболевание, которое наслаивается на СПИД, проходит в тяжелой форме.

Здесь они своевременно получают помощь. Ещё до моего прихода здесь был больной СПИДом, на который наслоился туберкулез. Когда его отправляли в больницу, в принципе, никто не ожидал, что он вернется назад. Но он вернулся назад и до сих пор находится в тюрьме.

Ему не только вылечили туберкулез, но он начал получать лечение от СПИДа - сегодня он выглядит и чувствует себя прекрасно. Пока он будет находится в тюрьме, я уверена на 100%, с ним все будет в порядке. Но вот когда он выйдет на свободу, там уже не известно, будет ли он работать, будет ли на что ему жить, будет ли он своевременно получать лечение. 

- Многие заключенные работают. Часто ли на производстве получают травмы?

- Бывает. Пистолетом, которым гвозди забивают, могут руку прострелить. То какая-то деревяшка на ногу упадет. Такое случается.

- Как в целом вы можете оценить медицинское обслуживание в тюрьме?

- Могу сказать, что медицинское обслуживание в тюрьме очень хорошее. Этим заключенным даже могут позавидовать многие пенсионеры.

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все галереи
Материал скоро появится, журналисты уже работают