В лесу Иле за железобетонным забором стоит заброшенный санаторий с мрачной славой. В течение многих лет здесь лечили хронических алкоголиков с тяжелыми побочными эффектами, наркоманов, людей с психическими заболеваниями.

О заброшенном санатории Иле я слышала много страшных историй. На стенах царапины, которые выглядят так, словно кто-то в порыве безумия царапал ногтями; еще там есть заброшенная церковь с баскетбольными кольцами. По ночам в округе бывшего санатория все еще будто слышны дикие крики, и вообще там "мрачная энергетика".

Санаторий, который с 2002 года стал центром социальной помощи, был закрыт в 2010 году. С тех пор здания заброшены.

С 2014 года VAS Valsts nekustamie īpašumi (VNI), в чьем распоряжении сейчас находится здание, ищут арендатора комплексу. VNI признают, что усадьба в таком плохом состоянии, что инвестиций нужно почти 2 миллиона евро. Пока что ни один потенциальный арендатор не подал заявку. В 2016 году условная арендная плата за объект составляла 2500 евро в месяц. Его можно арендовать на 30 лет.

Мрачное место с признаками курорта 

Поездка из Риги в Иле вместе с перерывом на кофе займет чуть более часа. Дорога ведет вдоль одного из самых популярных святых мест в Латвии - Покайни. Сначала мы видим 300-летнюю и неоднократно разрушенную лютеранскую церковь, которая пережила свое возрождение три года назад. Шаг за шагом церковь отремонтировали, и хотя в некоторых местах через потолок можно увидеть небо, один раз в месяц здесь проводятся службы.

Галерея: Разрушенная лютеранская церковь в Иле

Нам потребовалось три минуты, чтобы увидеть теоретическую перспективу этого места.

Холмистая местность могла бы стать горнолыжным курортом для "воскресных лыжников" с не слишком сложными трассами. Позже я узнаю, что когда-то в Иле уже была лыжная трасса. Мы проходим несколько разрушенных теплиц. Лестница, покрытая мхом, ведет к холму с видом на железобетонную стену. Может показаться, что когда-то здесь была тюрьма.

Foto: Jānis Škapars/TVNET

Дорога вьется через лес, похожий на парк. Прежде чем исследовать заброшенную усадьбу, мы хотим встретиться со свидетелями ее истории - бывшими работниками санатория, живущими неподалеку.

Напротив друг друга находятся два дома из белого кирпича, построенные в 1970-х годах специально для работников санатория и их семей. Большинство квартир пустуют - остаток жизни здесь  проводят те, кто посвятил санаторию всю свою трудовую жизнь. В основном женщины, которые начали свою работу здесь в эпоху Хрущева. Мужчины умерли, но они все еще в форме и активны. То есть женщины живут дольше. Крыша протекает, отопление в прошлом году отключили. Квартиру здесь можно купить примерно за 1500 - 2000 евро.

Подумайте! Место сказочно красивое и, при желании, квартиру можно отремонтировать и починить крышу.

Foto: Jānis Škapars/TVNET

В 1965 году медсестре Дзидре было 25 лет. Недавно вышедшая замуж за зоотехника колхоза Иле, она нашла работу в санатории. Это было послевоенное время, и многие болели туберкулезом, позже рассказывали бывшие сотрудницы. Год спустя молодая семья переехала в квартиру в только что построенный дом. Светлые комнаты, центральное отопление, ванна. Идиллия!

Дзидра вспоминает, что санаторий менял свой "профиль" каждые несколько лет. Сначала занимались реабилитацией пациентов с психическими расстройствами, затем пациентами с сердечно-сосудистыми заболеваниями, затем принудительно лечили алкоголиков и тд.

Ей, как и остальным жителям поселка, искренне жаль, что некогда процветающее место, погружается в забвение. "Вот уже семь лет, как ограждение вокруг, и все разваливается. Пока мы остались, мы живем в тишине и покое - каждый со своим садом, аистами и клюквой", - рисует она идиллическую картину. Дзидра осталась одна - мужа больше нет, а сын с семьей живет в Алсунге. "Созваниваемся почти каждый день", добавляет она. 

Foto: Jānis Škapars/TVNET

Элмар Фелдманис не живет в Иле, но отлично помнит местный санаторий в его лучшие годы. Будучи молодым, он приезжал навестить сестру, которая работала в санатории. 

У нас была своя республика

"Я здесь абориген - родилась и жила в Иле всю свою жизнь", - смущенно рассказывает одна дама. Строгий имидж медсестры сохранился у нее до сих пор. В санатории Нина Гаваре начала работать в 1964 году. Всего она проработала здесь 50 лет. "Тогда был большой конкурс, и, чтобы попасть на это место, я сначала работала санитаркой - хотела быть уверенной, что меня возьмут".

Foto: Jānis Škapars/TVNET

Эльмар, обнаружив старую фотографию c какой-то вечеринки, показывает Нину. "У нас здесь всегда была своя республика - было хорошо", - вспоминает Нина. Тогда, в шестидесятые годы, молодую, красивую медсестру заметил парень, который лечил в санатории легкие.

“Больной" основательно решил жениться на медсестре и перебраться в Иле. 

Будучи мужем Нины устроился в санаторий бухгалтером.

Нина вспоминает, какие тогда были времена - ничего не было, но люди радовались каждому пустяку. "В послевоенное время в санатории мы могли есть бесплатно. За жилье, воду и электричество не платили. Зарплата - 40 рублей, но покупать было нечего".

У Нины есть трое детей. Все они живут в Добеле. Дочка работает врачом, один сын в банке, а второй - занимается деревообработкой. "Муж ушел давно, потому что туберкулез обострился".

Нина вспоминает, что хронические алкоголики были спокойными и послушными. Труднее шло с теми, кто лечился от психических расстройств. Тем не менее, самую большую головную боль доставляли пациенты наркологии.

Foto: Jānis Škapars/TVNET

"Пациент пропал. Переживали, искали по всей территории, а нашли в этом парке под елкой "под кайфом". 

Им многого не нужно было – полил куртку бензином, завернулся в нее, подышал и готово.

У них уже было повреждение мозга. У многих была шизофрения, которая никак не проявлялась в детстве. Некоторые пролечились и до сих пор живут нормально".

Нина злится: "Дома будут стоять, пока не рухнут. Крыша текла уже в те времена, когда я работала".

На черно-белых фотографиях прошлое оживает - медсестры в белых халатах и чепчиках. В праздничные дни в аккуратных, облегающих платьях. Во время весеннего субботника с граблями в руках. Молодые, полные жизни.

Foto: Jānis Škapars/TVNET

Зинаида и Эльмар Фельдманис приглашают нас в гости - посмотреть старые фотоальбомы и попробовать дары сада. В Иле они приезжают на лето - зимой квартира пустует и не отапливается. Они единственные жители на лестничной клетке. Я бросила досадный взгляд на заросший пруд, который когда-то радовал домашнее хозяйство. "Ну, а кто будет чистить, у кого есть силы?", - говорит Зинаида. Но в саду жизнь кипит - флокс, кабачки, огурцы, лук. Без подарков нас не отпускают. В деревне так всегда.

Foto: Jānis Škapars/TVNET

Как выглядел санаторий Иле внутри - действительно ли на стенах остались следы приступов безумия пациентов, как выглядели "комнаты успокоения" и что думает муниципалитет о будущем этого места, читайте на TVNET 13 августа. 

Галерея: Заброшенный санаторий Иле

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все галереи
Материал скоро появится, журналисты уже работают