"Мамочки"; "золотой укол"; "проспанная" в алкогольной коме нога, которую пришлось ампутировать; съеденное кислотой тело женщины; беременная на последних месяцах, продолжающая работать на улице; "белочка", героин, много героина...  Осколки жизни "людей улиц", прямо здесь и сейчас, но мы этот печальный колорит даже не замечаем.

Начиная цикл статей "Люди улиц", TVNET в сотрудничестве с обществом Dia+Logs -  центром поддержки для всех, кого коснулся ВИЧ/СПИД, отправился в рейд по улицам центра.

Вечер пятницы. Мобильная команда общества Dia+Logs в составе четырех человек готовится к очередному выезду на улицы Риги. В белом автобусе уложены коробки со шприцами разного размера, презервативы, спиртовые салфетки, контейнер для использованных шприцов. Медсестра с сумкой с экспресс-тестами на ВИЧ, гепатит В и С и сифилис устроилась рядом с водителем.

Имя матери

Одновременно начинают звонить несколько телефонов. "Ты где? Будем через 15 минут. За углом". Ни за один день социальный работник Петерис и уличный консультант Юрис завоевали доверие "клиентов" - это результат многолетней работы. Именно поэтому они так осторожны - говорят спокойно, любезно, договариваются о наиболее удобном месте встречи.

"Вот это сервис! Привезут, чтобы клиенту ни минуты ждать не пришлось", - говорю я, и в моей интонации звучит скепсис.

Петерис поясняет: наркоманов легко вывести из себя, так как они боятся, к примеру, полиции, которая может выследить. Не то, чтобы общество не сотрудничало с властями, однако главная его цель - ограничить распространение ВИЧ/СПИД и других инфекций, поэтому есть неофициальная договоренность: полиция вблизи белого бусика не появляется.

Колесим по ночным улицам центра Риги, которые с точки зрения работника открываются в непривычном свете. Наша первая клиентка - бойкая, небольшого роста женщина средних лет. На лице - толстый слой пудры, черные крашеные волосы собраны в высокий хвост. Женщина хочет провериться, поэтому мне нужно выходить. Все происходит конфиденциально - ни имя, ни фамилию, ни паспортные данные не спрашивают. В телефоне соцработника есть номер и имя, которое назвал человек.

Чтобы "Лены", "Илзе" и "Саши" не путались, в качестве пароля используется еще одно - "имя матери".

Мне это кажется странным, но таков этот мир. Женщина берет целый мешок со шприцами и растворяется в темноте. Когда-то она работала "на улице", но теперь уже нет. Спрашиваю: "А если она торгует наркотиками, предлагая клиентам в комплекте со шприцем?" Вторая клиентка - тихая, любезная женщина, которая берет шприцы для себя и для мужа. Это происходит часто - если в семье начинает употреблять один, второй присоединяется.

Dia+Logs / Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

Dia+Logs работает на поле профилактики ВИЧ и снижения вреда уже более десяти лет. Общество финансирует Рижская дума, но обмен шприцев и другие материалы обеспечивает Центр по контролю и профилактике заболеваний. В Риге и ее округе курсируют два автобуса организации, всего работает более 20 сотрудников. Dia+Logs критикуют за словосочетание "снижение вреда" (СВ), которое изначально произошло от английского harm reduction - уменьшение зла, говоря, что общество облегчает жизнь наркоманам. Нет, это точно не так!

Однако нужно понимать, что брутальными, архаичными методами "надзора и наказания" добиться снижения употребления наркотиков и распространения смертельных инфекций не удастся.

Цель - позволить человеку осознать риски и побудить его изменить образ жизни. У так называемого СВ длинное, сложное теоретическое обоснование, сущность которого проста: в фокусе - человек: здоровье и качество жизни его и окружающих - нас всех. Главная идея - созданная ВИЧ/СПИД угроза для здоровья индивида и общества куда опаснее феномена употребления наркотиков. К сожалению, в Латвия - на самой высокой позиции в Евросоюзе по количеству впервые обнаруженных случаев инфекции ВИЧ.

Dia+Logs / Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

Опасная "белочка"

"Амфетамин, героин", - все о наркотиках знает многолетний уличный консультант Юрис. Нет, кокаин этим людям не по карману. В команде Dia+Logs Юрис уже пятнадцать лет. Он не скрывает, что и сам употреблял и в жизни "бывало по-всякому". Так сказать, "знает болото", поэтому ему "люди улиц" и доверяют.

Одна десятая грамма героина стоит от 10 до 15 евро. Привыкшим к веществу людям этой дозы не хватает - нужны две, три дозы. Амфетамин дешевле - грамм стоит 15 евро. Этой дозы хватает на два раза.

Работники улиц обеспокоены: среди наркоманов в последние годы быстро распространяется карфентанил - синтетический наркотик, очень опасным, так как легко получить передозировку. Юрис говорит, что, по его мнению, он ввозится из Эстонии. "Фентанил имеет узкий терапевтический профиль, это означает, что от эффекта действия до летального исхода не так и далеко. Человек не чувствует, насколько сильную дозу сделал, поэтому может последовать передозировка", - поясняет социальный работник Петерис.

Широкий резонанс вызвал случай, когда от передозировки карфентанила в 2017 году в Добеле в своей квартире умерли супруги. В доме нашли умершего от голода девятимесячного младенца, а также ослабленных детей в возрасте трех, четырех и пяти лет. Карфентанил, который наркоманы называют "белочкой", находится в списке контролируемых лекарств с 2013 года.

Спрашиваю, почему наркоманы не покупают шприцы в аптеках сами? Потому, что их НЕТ! Шприцы, которые используют наркоманы, в Риге можно купить лишь в одной аптеке - с наценкой. В других аптеках нужных шприцов просто нет! Если наркоманы не будут брать стерильные шприцы у Dia+Logs, они просто повторно используют старые, те, что под рукой.

Dia+Logs / Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

Место встречи изменить нельзя!

Это миф, что наркоман - трясущийся, запущенный, ужасный и вообще узнаваем на расстоянии. Ничего подобного! За четыре часа я увидела только одного такого - силуэт медленно, как бы борясь с непреодолимой силой, "плыл" по тротуару к троллейбусу. На автобус Dia+Logs он даже не посмотрел. Остальные посетители мобильного автобуса были "нормальными", в принципе, внешне не отличались от других.

Недалеко от района улицы Лиенес в автобус садится светловолосый, современно одетый парень с рюкзаком на плече. Он в хорошем настроении, со стороны не кажется опьяненным. Столь широко и сердечно улыбающегося человека в объятых стрессом и спешкой городских джунглях редко когда можно встретить. Парень решил сделать экспресс-тест. Уходя, он подмигивает и дружески машет рукой. Обычный человек наркомана в нем не опознает. Мне поясняют, что у молодого человека есть семья, дети, он работает.

Приходят три "уличные девочки". "Место встречи изменить нельзя", - радостно говорит одна.

Еще одна, выглядящая беременной, кажется, пьяна. Все немного помятые, однако наряженные. У всех длинные искусственные ресницы, черные линии глаз.

Все девочки делают экспресс-тест, непринужденно обсуждая гелиш-лак для ногтей и сифилис. Смеюсь про себя, что мы, латыши, этакая серая и тяжеловесная нация - даже наши проститутки в серых пальто, широких брюках и сапогах без каблука. Чулки, туфли на высоком каблуке, блузки с глубоким декольте и локоны белокурых волос нужно искать в районах красных фонарей Европы. Далее следуют несколько необщительных мужчин - наркоманов, которые придерживаются "спортивного" стиля - на ногах кроссовки, на плечах - легкая ветровка, на плече висит рюкзак.

Затем в автобус беременным животом вперед заходит молодая женщина, чтобы взять шприцы и презервативы.

Социальные работники начинают спрашивать, не нужна ли поддержка, помощь. Женщина поясняет, что инфицирована - так сказать, полный букет, но все в порядке - регулярно посещает специалистов. Она решила, что будет рожать с помощью кесарева сечения, что снизит риск инфицирования малыша. Женщина аккуратна и не выглядит опустившейся.

Dia+Logs / Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

Где кайф?

Иронически вопрошаю, в каком районе под Ригой услуги Dia+Logs наиболее востребованные. Оказывается, наркотическая зависимость не делит по социальному статусу, банковскому счету и размеру частного дома. Наркоманы есть и в престижных районах частных домов. Раз в неделю белый автобус тормозит в Бабите и Марупе. Всего около 200 постоянных клиентов. Во время каждого рейса автобус посещают около 20. "Когда начали работать, сами искали клиентов - ходили по улицам, разговаривали. Сейчас работаем куда целенаправленнее", - поясняет Петерис.

Преимущество Юриса в том, что он может детально рассказать, как бросить наркотики.

В 1978 году он сам был "домашним производителем" - варил из мака "домашний героин", так называемую ханку. Ломки после самодельного наркотика были ужасными.

Спрашиваю: "Где кайф?" Юрис, немного подумав: "Один в том, что тебе ужасно плохо и вот прыжок - и становится хорошо". Уличный консультант хвалит метадоновую программу - эйфории нет, но значительно облегчает состояние абстиненции - снимается негативное ощущение, но главное - человек может работать. Однако, если человек остается в программе года два, скорее всего, не уйдет с нее всю жизнь, так как и от метадона появляется своего вида зависимость. Субутекс лучше - препарат нового поколения, но за него пациентам нужно платить самим - более 200 евро в месяц.

Проработав многие годы с наркозависимыми, социальные работники единогласны в том, что употребление нужно декриминализировать. Несмотря на то, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) зависимость от наркотиков признала болезнью еще в 1956 году, за приобретение, хранение (небольших доз) и употребление по-прежнему грозит штраф - согласно пункту номер 46 Кодекса административных нарушений - до 280 евро. За повторное употребление наступает уголовная ответственность.

"Мы можем решать, насколько во всем этом человек виновен сам, сколько устанавливают гены и биохимия, однако наказывать за то, что человек тяжело болен - неправильно", - говорит Петерис. По его мнению, такой подход устарел и результата не дает.

Чем лучше алкоголь? Ничем! Представители Dia+Logs рассказывают о шокирующем случае. Женщина работала на улице Лиенес - наркотики не употребляла, но пила. Она говорила: "Ну что я так, трезвой, на улице стоять буду!"

Однажды она перепила, упала на пол и заснула. В алкогольной коме она всем своим весом, который не был малым, легла на собственные ноги, передавив вены. Начался некроз, ногу пришлось ампутировать.

Это не невероятный случай. К примеру, чтобы появились пролежни, хватает того, чтобы человек без движения пролежал на твердой поверхности сутки.

Вовлеченным в проституцию мужчинам сложнее

Сотрудники Dia+Logs без устали пытаются дозвониться до "клиентов". У многих телефон выключен. "Номера меняются часто, телефоны сдают в ломбард", - поясняет Петерис. Тогда он ищет людей по известным себе каналам.

Сейчас занятие проституцией регламентируют правила Кабинета министров, которые запрещают заниматься проституцией несовершеннолетним лицам. Разработан и почти уже принят новый Закон об ограничении проституции, в котором предусмотрено, что проституцией не смогут заниматься лица младше 25 лет. Это вызвало опасения, что более молодые проститутки попадут в "подполье" и вообще не будут достижимы.

Сотрудники Dia+Logs говорят, что встречающиеся в реальности проститутки старше 25 лет. "Думаю, что более молодых можно найти в интернете, или же они работают за границей", - поясняет Петерис. "Контингент меняется вместе с социально-экономической ситуацией в стране".

Когда-то на улице Маскавас в направлении Саласпилса девочки стояли как на подбор - одна другой красивее. Сейчас совсем молодых девочек на улицах нет.

Чаще всего им уже за 30, есть несколько детей. "Мало они зарабатывают, мало", - говорит Юрис. "Ой, они уже некрасивые".

С мужчинами - геями, которые занимаются проституцией, работникам общества сталкиваться не приходилось.

Мужчины услуги представителям своего пола предлагают вблизи тюрьмы Матиса.

"Если ты гомосексуален, занимаешься проституцией и еще употребляешь наркотики - это тройное клеймо". В свою очередь мужчины, предлагающие себя дамам, доступны в интернете.

Dia+Logs / Foto: Mārtiņš Otto/TVNET

Муж дает заработать на дозу

Петерис говорит, что есть закономерность: пострадавшие в детстве от сексуального насилия девочки выбирает сексуально рискованное поведение. "Последствия травмы драматичные - алкоголь, наркотики, проституция". Есть случаи, когда на улице работают женщины нескольких поколений - мать и дочь. Нередко работать на улицу женщину отправляет муж, который дома сидит без работы.

Женщин, содержащих бордели, называют "мамочками". Самой старшей даме, которая работает на улице, - 62 года, и она по-прежнему востребована. Она не употребляет чрезмерно ни наркотики, ни алкоголь.

В редких случаях занятие проституцией является выбором женщины: "Мое тело, что хочу, то и делаю!" Одна уличная дама рассказала, что у нее большой сексуальный аппетит - одного мужчины не хватает. Почему бы тогда не заработать на своем хобби денег! С девочками элитного эскорта, услуги которых стоят несколько сотен, обществу сталкиваться не приходилось. Петерис вспоминает трагический случай: маньяк облил девочку кислотой, которая съела кожу и оставила глубокие, болезненные шрамы на ее животе и ногах. "Она до этого немного употребляла, но после этого случая крепко подсела на наркотики".

Если женщина не видит другого выхода, есть последний - "золотой укол". Женщина приводит себя в порядок, красиво одевается, делает прическу, покупает дозу и осознанно делает передозировку.

Петерис говорит, что для него такой подход недопустим. "Люди боролись за жизнь до последнего - и тогда, когда во время войны их вели в Румбульский лес расстреливать. В наше время нет безвыходных ситуаций - можно выжить и с помощью ночных приютов. Да, это сложно, но возможно".

Нужно добавить, что общество Dia+Logs оказывает услуги и в центре, на улице Сатеклес, 2С, где можно получить чистые шприцы, презервативы, сдать тесты на ВИЧ, гепатит В и С, сифилис. Доступны консультации социального работника и психолога. Все услуги бесплатны и анонимны.

Сколько стоит минет на Саласпилсской окружной? Что делать, если "новенькие" демпингуют? Скоро на TVNET читайте интервью с женщиной, которая много лет была вовлечена в проституцию.

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все галереи
Материал скоро появится, журналисты уже работают