Это была моя вторая поездка вместе с волонтерами на фронт Восточной Украины. В 2015 году, снимая фильм "Волонтеры", я был свидетелем того, как в армию доставляли помощь, собранную людьми, - бронежилеты, оборудование ночного видения, бинокли, снайперское оборудование, маскировочные сети и другие вещи, необходимые для борьбы, которыми в то время армию не могло обеспечить государство. Спустя три года, в конце 2018-го, помощь, поставляемая на Восточную Украину, стала более необычной.

Ольга и ее миссия

В 2014 году, когда в Крыму появились "зеленые человечки", Ольга не могла поверить в происходящее. Тогда она утешала себя тем, что это слишком нереально, что скоро она сможет вернуться в Крым и походить по пещерам, ведь она увлекается спелеологией. 

Но реальность оказалась намного мрачнее, в своих самых страшных снах Ольга не могла себе представить, что принесут следующие пять лет. Тысячи погибших, тысячи разрушенных жизней, дети, оставшиеся сиротами, дети, чьи жизни забрала война...

Теперь Ольга больше всего боится, что Украина с Россией договорятся о компромиссе. Будут подписаны какие-то бумаги, где-то уступят, и Украина откажется от оккупированных Россией территорий, и жертвы всех тех парней и девушек, погибших на войне, защищая Украину, окажутся напрасными. 

До войны Ольга была волонтером. Она собирала помощь многодетным семьям, инвалидам и детям с онкологическими заболеваниями. Война внесла свои коррективы, и Ольга начала доставлять помощь на фронт.

Теперь Ольга помогает нуждающимся в Киеве, в столице помощь нужна в больших объемах - беженцам, сиротам, раненым, семьях, чьи сыновья и отцы воюют на Донбассе и многим другим.

После первой поездки на фронт в 2015 году Ольга вернулась в Киев с длинным списком вещей, которые нужно было срочно разыскать и доставить солдатам. Она не входит в волонтерские организации, собирает помощь сама, в основном через Facebook.

По будням Ольга работает экономистом, по вечерам и выходным занимается волонтерской работой. Найти, привезти, купить, отвезти на склады транспортных компаний, отправить, получить и так далее.

Бывали случаи, когда в пятницу Ольга являлась на работу с рюкзаком, полным вещей, а после работы садилась в ночной поезд и отправлялась в Восточную Украину, где его ждали солдаты, вместе с которыми она развозила собранные вещи по боевым позициям. В воскресенье вечером Ольга садилась в ночной поезд, чтобы на следующее утро успеть в Киев на работу. 

Foto: Jānis Vingris/TVNET

Многие волонтеры живут так в постоянном режиме. Днем бухгалтер, юрист или повар, а вечером и по выходным - волонтер. Кто-то готовит пироги для раненых в больницах, другие делают маскировочные сети для солдат, третьи ремонтируют автотехнику, поврежденную солдатами. Четвертые помогают устроить на работу ветеранов, ищут для них психологов и врачей.

Есть волонтеры, занимающиеся вопросом обмена военнопленными. Помощь нужна многим и повсюду.

Ольга признает, что это адский труд - совмещать обычную работу с помощью солдатам на фронте. Внутренние ресурсы не безграничны.

Теперь по состоянию здоровья Ольга ездит на фронт реже. После нескольких дней такой поездки на фронт вместе с Ольгой и ее единомышленниками я прекрасно понимаю ее слова об иссякании внутренних ресурсов.

1600 километров по плохим дорогам, ночлег не в самых комфортных условиях, суровая погода - я вернулся в Киев уставшим, с желанием отдохнуть хоть пару дней. 

Изменились и виды волонтерской помощи: если в 2014/15 года солдаты измученной украинской армии нуждались в предметах первой необходимости, а также в оборудовании, экипировке, боеприпасах, то теперь солдатам, как и гражданским больше нужны бытовые товары. 

Украинская армия за эти годы стала более многочисленной и лучше экипированной. Упорядочена и логистика: большую часть посылок в Восточную Украину теперь доставляют транспортные компании. На этот раз Ольга везет солдатам маскировочные сети и продукты питания - кетчуп, пряности, различные соусы, макароны, печенья и т.д. Гражданскому населению - подарки для детей, сладости и другие продукты питания. 

Окраина города Горский. До фронта 10 км

Волонтеры, поблескивая в темноте фонариками, выносят из фургона подарки семье Виктории. Виктория – 37-летняя женщина с коротким ежиком на голове, в поздний час встречает нас на улице и ведет в дом, где нас ждут трое ее детей. Младшей Эле три годика, старшему Феде – 16 лет.

14-летняя Маша с глазами как у взрослой женщины для младшей Эли и умственно отсталого Феди – и сестра, и попечитель в одном лице.

Федя хоть и не умеет говорить, очень добрый мальчик, будни он проводит в школе-интернате, а выходные - дома.

Феде очень нравится возиться с волосами. И встретив нас, он больше радовался тому, что может причесывать нас, чем привезенным подаркам. У него, как и у мамы, на голове только короткий ежик. Таково, скорее всего, требование школы-интерната для учеников. А у мамы волосы выпали в результате облучения и нескольких курсов химиотерапии.

У Вики рак молочной железы с метастазами в правом легком. Недавно она вернулась из больницы после очередного курса химиотерапии. За последние два года ей была сделана операция и проведено 14 курсов химиотерапии.

Состояние здоровья Вики улучшилось, но облучение нужно продолжать. До войны ближайшая специализированная онкологическая клиника находилась в оккупированном Луганске, но доступ туда был закрыт.

Теперь в местной городской больнице оборудовано временное онкологическое отделение, где места для всех недостаточно. В четырёхместных палатах находятся по восемь онкологических пациентов.

Foto: Jānis Vingris/TVNET

Муж Вики Дима - шахтер, которого из-за специфики его работы часто не бывает дома. И сейчас он находится на глубине 900 метров под землей, где откачивает воду из затопленной шахты. Плохо оплачиваемая работа на шахте – практически единственная доступная работа в этом районе.

Эля родилась после начала войны. До нулевой позиции дом ее семьи отделяет 10 километров, всю свою жизнь девочка воспринимает войну как само собой разумеющееся явление. Только совсем недавно она начала задавать вопросы и интересоваться шумом и вспышками в темноте.

- Мам, это гром?

- Нет, дочка, это стреляют.

- Как Пятачок по шарикам Винни Пуха! - радуется Эля.

Foto: Jānis Vingris/TVNET

Девочка в восторге от подарков: свинка Пеппа и куча других мягких игрушек, развивающие игры из дерева, печенья и конфеты. Все это девочке и ее семье собрали люди и передали волонтеру Ольге за 700 километров отсюда, в Киеве.

На потертом полу Эля внимательно рассматривает каждую игрушку, а Федя уже в который раз расчесывает волосы мне и Ольге. Только Маша долго и мучительно молчит.

Патриотический трибунал 

Вам приходило в голову, что ваши аккаунты в соцсетях могут проверять люди, собирающие информацию по поручению Кремля?

Возможно, это происходит и в Латвии, и в других соседних с Россией странах, но точно известно, что это происходит в Украине.

Любой военнослужащий или волонтер, который публично выразил свою поддержку украинской армии и оказывал ей помощь, находится на учете Кремля. На российском интернет-сайте Tribunal общедоступны данные о полутора миллионах таких украинских патриотов. Они разделены на две категории: "Каратели" обозначают военных украинской армии, "Пособники" - волонтеров.

В общем информационном блоке можно найти краткую справку о каждом человеке и его фотографии. Профили погибших людей снабжены надписью "Ликвидирован".

В категории "Другие" содержатся данные о гражданах других стран, которые приняли участие в войне против России - людях из Молдавии, Казахстана, Беларуси, Грузии, Германии, Америки, Эстонии. И о жителях Латвии тоже. Профили многих людей дополнены комментариями, например, россиянина, сражавшегося на украинской стороне, обозвали "шакалом".

"Шакал! Русский приехал убивать русских. Хотя его фамилия такая странная... и Москва – большой город, в каком районе его искать? Опубликуйте его адрес!".

Волонтеры радуются тому, что недавно было восстановлено железнодорожное сообщение Рига-Киев-Рига, теперь у них есть возможность приехать в Латвию поездом. 

Поезд проезжает через Беларусь - это государство волонтеры предпочли бы объехать стороной.

Всем известно, что люди находящиеся в кремлевских списках, пересекая границу Беларуси, рискуют быть задержанными и выданными России.

Завершение

На обратном пути в Киев, где-то в придорожном кафе неподалеку от фронта, где мы остановились пообедать, устроила вечеринку группа дамочек. В помещении зазвучало ноющее диско, и дамы неожиданно начали танцевать прямо рядом с моим столом.

Foto: Jānis Vingris/TVNET

На пятый год с начала войны жизнь здесь, в Восточной Украине, продолжает свой изуродованный ход.

Выбитые взрывами окна домов забаррикадированы деревянными щитами, в темное время суток люди стремятся не зажигать свет, минное поле рядом с многоквартирными домами отграничивают только предупредительные таблички, вблизи и вдали слышны глухие удары, на которые, казалось, не обращает внимания уже никто.

И почти каждый день армия Украины несет потери: убивают или ранят ее солдат. 

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все галереи
Материал скоро появится, журналисты уже работают