Хаос и взрывоопасная обстановка царили в четверг на греческом острове Самос, где сотни мигрантов вырвались из запертого лагеря для беженцев. Ни полиция, ни военные не могли ничего поделать несколько часов. «В этом лагере с нами обращались, как с животными. Поэтому мы вырвались на свободу. Я хочу к моему мужу, в Нючёпинг в Швеции», — говорит сирийка Хафза Айяйди (Hafza Ayaydi) SvD.

В три часа дня в четверг около сотни беженцев ушли из лагеря на Самосе. В момент, когда двойные стальные ворота оказались открытыми и без охраны, беженцы из Сирии, Пакистана и Афганистана стали покидать лагерь, в котором в течение двух недель теснились 600 человек. Полицейских было слишком мало, чтобы остановить бегущих, тем более что некоторые, как сообщалось, имели при себе ножи, что обеспокоило полицию и персонал агентства по безопасности внешних границ ЕС Frontex.

Оригинал статьи здесь

«Они хотели любой ценой избежать столкновений и насилия. Положение достаточно напряженное и взрывоопасное. Так что полиция просто дала им уйти, и беженцы спускались по маленьким улочкам к порту», — рассказывает SvD волонтер, который тогда находился в лагере.

Около 30 полицейских и военных остановили беженцев на полпути в порт. Тогда мигранты уселись на тротуар. Солнце клонилось к закату, полиция оказалась беспомощна. Это был бедлам. Волны тревоги захлестывали людей, в то время как полицейские и солдаты просто ходили туда-сюда.

«Мы не получили никаких приказов. Не знали, что делать. Надо было попытаться заставить беженцев сесть в автобусы и отвезти их назад в лагерь. Но я не знаю, как можно было сделать это без насилия», — говорит один полицейский, качая головой.

Среди беженцев была пожилая женщина из Сирии в инвалидном кресле, а также некоторое количество женщин с детьми и множество молодых мужчин. Пакистанец Арслан, с которым корреспондент SvD встречалась в лагере днем ранее, как раз предупреждал о возможном бунте и попытке побега. И вот он сидел на тротуаре и вызывающе улыбался.

«Теперь мы свободны. Мы не можем оставаться в лагере.

Условия ужасные, и мы заперты там против нашей воли.

Мы никогда туда не вернемся. Отправимся в Афины, а потом дальше в Македонию и Сербию. Я поеду в Германию к младшей сестре».

Прошел час, когда полиция решила поменять стратегию. Полицейские прибежали с бумагами в руках. Они кричали беженцам, что их отвезут на другие греческие острова, но ничего не добились. Несколько человек отказались ехать, один заломил руку полицейскому, который разозлился и начал кричать.

Ситуация была на волосок от настоящей драки.

Вдруг группа сирийцев встала и сообщила, что они намеревались попасть в порт, чтобы найти лодку и плыть в Афины.

«Мы из Алеппо, Дайр-эз-Заура, Эль-Камышлы, Дамаска… мы прошли через ад и уже несколько недель бежим от ИГИЛ. Не понимаем, почему нас посадили в тюрьму и почему мы должны возвращаться в Турцию. Это какое-то безумие. Мы рисковали жизнью, чтобы попасть сюда, теперь мы пойдем дальше», — говорит 26-летний Мухаммад Ахмад (Muhammad Ahmad) из Алеппо.

Похоже, беженцам никто не сообщил о плане ЕС, согласно которому им надо искать убежища в Греции либо вернуться в Турцию. Возможно, они не поняли план. Для каждого, кто сидел на асфальте у моря, возвращение в Турцию стало бы кошмаром. Оставаться в Греции тоже почти никто не хочет.

Когда я сажусь писать эту статью, ко мне подходит сирийская женщина. Ее зовут Хафза Айяйди, она из города Хама. Она перекрещивает руки, чтобы изобразить тюрьму и говорит «Сирия, Турция, Греция». Потом объясняет с помощью Google-переводчика с арабского.

«В лагере нет человечности. Нам не давали достаточно еды, нам пришлось десять дней быть на открытом палящем солнце. Детям не хватает молока, и они страдают от жары.

С нами обращаются, как с животными. Поэтому мы вырвались из лагеря,

— говорит она. — В жизни не вернусь в Турцию. Я хочу к мужу, он в Нючёпинге в Швеции. Можешь мне помочь?»

Для полиции бунт на Самосе тоже стал настоящим кошмаром. Еще раньше мы заметили, как напряженность и тревога растут, полиция и военные проявляли агрессию и к беженцам, и к журналистам. SvD запретили разговаривать с беженцами. Один из мигрантов в отчаянии кричал: «Превратите этот лагерь в кладбище, везите сюда гробы, мы отказываемся ехать в Турцию». Полицейский из лагеря, которого вечером в четверг мы встретили у моря, говорит с безнадежностью в голосе: «Договор с ЕС в наших руках, и вот сейчас происходит его крушение».

SvD позвонила в комиссариат ООН по делам беженцев в Женеве и попросила прокомментировать ситуацию. Чуть раньше аналогичный бунт среди мигрантов случился в закрытом лагере для беженцев на острове Хиос.

«Мы все время предостерегали об этом: опасно запирать беженцев при том что вокруг царит растерянность, и никто не знает, что будет дальше. Неадекватные условия содержания в переполненных лагерях и тревога среди мигрантов осложняют положение. Должны быть другие способы, нежели запирать беженцев на острове», — заявил представитель комиссара ООН Адриан Эдвардс (Adrian Edwards).

«Эту хрупкую ситуацию надо стабилизировать, а риски — минимизировать, потому что ситуация накаляется», — добавил он.

Договор, призванный урегулировать миграционный кризис

Договор между ЕС и Турцией от 18 марта гласит, что беженцы, которые прибывают в Европу по Эгейскому морю, должны либо просить убежища в Греции, либо вернуться в Турцию. Цель соглашения — остановить поток беженцев. В ожидании решения мигрантов помещают под охрану, чтобы предотвратить их дальнейшее продвижение вглубь Европы.

Все по этой теме читайте здесь

На каждого сирийца, возвращаемого в Турцию, должен приходиться сириец, которого отправляют в одну из стран ЕС. Для этого плана Евросоюз выделил 72 тысячи мест, и приоритет отдается беженцам, прибывшим по Эгейскому морю. Беженцы других национальностей или отправляются назад на родину, или имеют право просить убежища.

Но неясно, будет ли Турция действительно проверять основания для предоставления убежища или просто начнет массово высылать людей, не оказывая им никакой помощи. Например, Турция не дает убежища людям из Афганистана и Ирака. Также есть информация, что Турция отправляет сирийских беженцев назад в Сирию.

В обмен на беженцев Турция получит в общей сложности шесть миллиардов евро,

а также безвизовый режим с Европой и ускоренный процесс переговоров о членстве в ЕС.

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все галереи
Материал скоро появится, журналисты уже работают