Проведение Паралимпийских игр стало для Олимпийского Парка Рио настоящим испытанием на прочность: ежедневно он принимал около 170 тысяч человек, из которых многие тысячи имели какой-то тип инвалидности или ограничения в передвижении, пишет бразильское издание Folha, подводя итоги Паралимпиады.

Ни одна из жалоб по поводу плохой организации мероприятия не получила всеобщей огласки, и потому можно говорить об успехе. Однако внутри и особенно за пределами стадионов возникали отдельные поводы для недовольства и организационные ошибки.

Ввиду более доступных цен на входные билеты по сравнению с прошедшей Олимпиадой, Паралимпийские игры собирали на трибунах целые семьи с детскими колясками, из-за чего периодически наблюдались «заторы».

Большая часть проблем, указанных двумя десятками болельщиков, с которыми побеседовал корреспондент Folha, касаются плохо обеспеченного доступа: нестандартные пандусы или их полное отсутствие, туалеты с неравномерными поручнями, плохая видимость в специально отведенных местах и трудности перемещения к местам проведения соревнований для инвалидов-колясочников и других людей с ограниченными возможностями.

Публика в целом чаще всего жаловалась на плохую информированность волонтеров, которые не могли указать места на трибунах,

на очереди в общественном транспорте после окончания соревнований и цены за бутылку воды — 8 реалов (2,25 евро) и газировку — 10 реалов (2,80 евро) на стадионах.

Еще одной причиной недовольства было отсутствие подробностей о физическом и сенсорном состоянии спортсменов. «Но у этих ребят ничего нет. Посмотрите, какие они все крепкие», — говорила пенсионерка из Рио, Кларис Нунеш, наблюдая за соревнованиями по плаванию, где участвовали спортсмены с нарушениями зрения.

Прикованная к инвалидной коляске преподаватель Рита Петронилью (45 лет) приехала в Рио из Жуис-ди-Фора (штат Минас-Жерайс). Она ходила на соревнования по стрельбе из лука, проводившиеся на Самбадроме, и отметила проблемы доступа на объект.

«Некоторые пандусы представляли собой деревянные настилы и были слишком крутыми. Иной раз трудно было подниматься по ним в одиночку, в том числе в туалет. В специальной зоне для зрителей в инвалидных колясках я столкнулась с самой большой проблемой: сетка, отделявшая зрителей от зоны соревнований, была слишком высокой для тех, кто сидел. Видимость оказалась серьезно нарушена», — говорит она.

Тем не менее большинство гостей Паралимпиады отзываются о ней как об эпохальном для страны событии, как, например, журналист Флавия Синтра (42 года), страдающая квадриплегией: «Наблюдать за тем, как все правильно работает, находиться среди этих воодушевленных Олимпиадой людей и чувствовать себя причастным к столь важному событию было для меня настоящим подарком».

Синергия

Оргкомитет Рио 2016 года сообщил, что формально ими было зарегистрировано незначительное число требований по улучшению, но признал, что — если говорить словами директора по коммуникациям Марио Андрада — все могло пройти «еще лучше».

«Мы прекрасно отдаем себе отчет в собственных ошибках. Мы могли бы продать больше билетов, могли быть более организованными, но что самое интересное — вначале мы очень долго не верили в возможность благотворного взаимодействия между публикой и спортсменами. И я имею в виду не только комитет. СМИ и правительства тоже были настроены скептически», — говорит он.

По его мнению, «мероприятие прошло с большим успехом.

Бразильцы прониклись паралимпийским спортом, начали его понимать, а следовательно, восхищаться атлетами».

Правда, относительно того, насколько данное мероприятие способно изменить ментальность людей и их воззрения на среду и собственные поступки, мнения разделились.

Прикованная к инвалидной коляске государственная служащая Лаура Мартиньш (45 лет) прибыла в Рио из Белу-Оризонти (штат Минас-Жерайс) и не сомневается в авторитете и пользе данного мероприятия:

«В глазах у людей можно было заметить какое-то иное выражение. На улицах, в метро. На Копакабане со мной заговаривали прохожие, комментировали состояние тротуаров. Людям необходимо жить бок о бок с разнообразием, и Паралимпийские игры демонстрируют возможный в реальности мир, который позволяет инвалиду выразить себя, показать, что он не какой-нибудь несчастный».

Директор комитета Андрада, однако, более сдержан в своих оценках. «Не сомневаюсь, что каждый увез домой идею ценности различий в эмоциональных и интеллектуальных аспектах, — говорит он. — Проблема заключается в том, насколько долговечным окажется этот посыл. Не знаю, будет ли он длиться достаточно долго, чтобы люди изменили собственное отношение, хватит ли его на то, чтобы люди оказали давление на правительство и добились от него перемен».

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все галереи
Материал скоро появится, журналисты уже работают