Каждый год вечером 27 сентября их охватывает тревога. Особенно если за окном ветер, дома никого нет, а комнате царит осенний мрак. Многие из них смирились. Кто-то по-прежнему надеется на чудо. Это близкие погибших в крупнейшей в Европе катастрофе парома «Эстония». Сегодня уже 23 года с момента, когда морские глубины забрали у них любимых — детей, родителей, сестер, жен и мужей.

Смерть как уютное, теплое место

27 сентября 1994 года в 19:15 паром «Эстония» отправился в свой последний путь из Таллинского порта в Стокгольм. Волны были большие, однако это не было чем-то непривычным осенью. Большинство пассажиров корабля мучились от морской болезни, поэтому каюты были заполнены, на верхнем этаже в местах развлечений было не так много людей, как обычно, пассажиры лучше себя чувствовали в горизонтальном положении.

Те же, кто не отправился спать и находился в баре или ресторане, чтобы уменьшить стресс, нервозно шутили про «Титаник», следили за развлекательным шоу и лечили «плохое самочувствие» крепкими напитками.

В час ночи пассажиры почувствовали сильный толчок и услышали громкий шум, который многим показался похожим на взрыв. Это повторилось дважды, взрывная волна чувствовалась по всему судну. Позже многие расскажут, что шум был таким громким, что люди теряли способность слышать. Почти одновременно паром начал крениться на правый борт.

Полуодетые люди выбегали из своих кают. Спустя мгновенье последовал новый толчок, паром наклонился еще больше, превратив полы коридоров в стены, а стены с дверями — в непреодолимые зоны препятствия, в которых каюты, еще недавно спасавшие пассажиров от ветра за иллюминаторами, теперь превратились в непреодолимые глубокие и опасные ловушки.

В 1:24 паром подал первый сигнал о спасении, его услышали 14 кораблей, спустя 35 минут прибыли первые спасатели.

Foto: Kadrs no video

В 1:55 «Эстония» была уже под водой, а в темноте в воде были слышны крики боли и ужаса. Даже те, кто во всеобщем хаосе как-то смог добраться до спасательных лодок, умирали от гипотермии или полученных травм.

Британский пассажир Пол Барни позже рассказывал, что смерть казалась убежищем по сравнению с адом, который был вокруг, смерть была как уютное, теплое место. Он всю ночь провел в ледяной воде на переполненном плоту, где один за другим от гипотермии теряли жизни его попутчики. Барни смотрел в море, чтобы не надо было наблюдать «суп из полуживых людей» в лодке. Инт Клявиньш из Латвии также находился на этом плоту вместе с еще 25 главным образом молодыми людьми. И у него на глазах во время неудачной спасательной операции жизнь покинула тело другого латышского парня. (Интервью с Интом Клявиньше читайте на портале TVNET в ближайшие дни).

Причина катастрофы

Официальная причина катастрофы — огромные волны сломали замки носовой аппарели (визора), которые были слишком малы и которые должны были быть в семь раз более крепкими, из-за чего 55-тонный визор сломался.

В автопалубу парома сквозь переднюю рампу на скорости 20 тонн в секунду врезалась огромная водная масса, раздвинув десятки грузовых машин, которые не были закреплены соответствующим образом.

Вода по вентиляционным люкам стремительно распространилась по парому, вызвав крен на правый бок.

Foto: Vida Press

По приказу капитана паром повернули налево, но он накренился еще больше и затонул. Таким образом ответственность лежит на немецком кораблестроителе «Meyer – Werft» и непрофессиональном экипаже, по крайней мере так постановила уже на следующей день созданная международная комиссия следователей трех стран (JAIC) — Финляндии, Эстонии и Швеции, которая три года изучала причины трагедии, но ничего нового они так и не раскрыли.

Хотя первоначально шведский премьер того времени Карл Бильдт предлагал поднять паром и погибших из моря, позже он изменил свое мнение. Три недели спустя шведское правительство решило паром «Эстония», так же как и атомный реактор в Чернобыле, накрыть бетонной стеной, что позже оказалось технически невозможным.

Во время подготовительных работ на месте крушения было насыпано 400 000 тонн песка и камней. По договоренности трех стран любые погружения и проведение исследований в этом месте были запрещены, за что сейчас грозит уголовная ответственность.

Понятно, что за все это время новых фотографий или видео с места крушения не появилось, - место было закрыто еще до того, как международная следственная комиссия завершила свое расследование.

Позже в независимых исследованиях открылась совсем иная картина. «Эстония» не была предусмотрена для перевозки пассажиров в открытом море, судну даже было запрещено покидать порт Таллина из-за плохого технического состояния,

однако он отправился в рейс после вмешательства высших должностных лиц Швеции, а констатированные во время проверки дефекты из документов загадочно исчезли.

Родственники хотят знать правду

В октябре прошлого года Фонд родственников жертв «Эстонии» (SEA) отправил эстонскому правительству письмо, которое подписали 87 родных погибших и пострадавших шведов, с просьбой возобновить расследование на основе закона Международной морской организации, предусматривающего, что «страна или страны, которые вели следствие в связи с безопасностью на море, должны пересмотреть выводы и возобновить расследование в том случае, если появились новые доказательства, которые могут изменить суть и выводы проведенного расследования».

Близкие по-прежнему ждут от правительства Эстонии ответ или другую реакцию на их просьбу, отправив две недели назад очередное напоминание. Они не согласны с тем, что останки корабля считаются могилой их родных людей, и хотят, чтобы их похоронили как полагается. Была попытка обратиться в Европейский суд по правам человека, но иск отклонили.

Foto: Vida Press

Представитель организации Ленарт Берглунд в беседе с порталом TVNET не скрывал, что

цель основанного в 1994 году фонда — «раскрыть истинные причины крушения парома и выяснить, почему руководства стран скрывают правду».

Берглунд считает, что международная комиссия не только не учла технические доказательства, но и не опросила должным образом выживших, вместо этого в первый же день после катастрофы сформулировала выгодное для виновных объяснение о случившемся и три года работала над тем, чтобы его доказать, скрыв при этом ответственных за катастрофу.

В письме эстонскому правительству указано, что высказываемые ранее «теории заговора» надо оценить серьезно, также как и проведенные независимыми экспертами расследования, анализ и выводы. Например, то, что удалось выяснить немецкой журналисте Юте Рабе — она спустилась к кораблю, несмотря на запрет шведских властей, в 2000 году вместе с экспедицией американского миллионера Грега Бемиса.

Позже Рабе выступила с сенсационным видеоматериалом, на котором виды необъяснимые отверстия в корпусе корабля, под автопалубой, которые многие независимые экспертизы определили как вызванные взрывом. К тому же после погружения на глубину журналистка утверждала, что в голове капитана была стреляная рана и вместе с ним на командном мостике находились неизвестные люди в гражданской одежде. (Интервью с Ютой Рабе читайте на портале TVNET на следующей неделе).

Немецкая журналистка Юта Рабе / Foto: AFP/Scanpix

В теорию заговора верится все больше

Рабе считает, что паром был взорван, поскольку той ночью в Швецию перевозили военное наследие СССР — радиоактивные материалы, вещества для производства биологического и химического оружия.

Эстонский политик, замместитель председателя парламентской комиссии Эстонии по расследованию дела катастрофы парома Эвелин Сепа, которая в 2006 году отказалась подписывать заключение комиссии о том, что на «Эстонии» на было военного груза, подтвердила, что между Швецией и Эстонией в 1993 году была заключена договоренность о транспортировке военного наследия. Договоренность по-прежнему является государственной тайной и документы, связанны с этим — секретны.

Представитель шведских родственников погибших указал, что долгие утверждения о том, что на пароме «Эстония» перевозили военное наследие, считаются слухами и «теорией заговора», однако Апелляционный суд Швеции в 2006 году подтвердил, что два раза «Эстония» тайно перевозила военный груз из Таллина в Стокгольм, один из них — за неделю до трагедии, таким образом той роковой ночью на палубе мог находиться незнакомый груз, который мог стать цепью трагических событий.

Foto: Reuters
Подозрительным кажется и тот факт, что в последний момент на паром заехали два грузовика, из-за которых рейс был на 15 минут задержан. Этот факт тоже долго называли «слухами», однако, как указал Берглунд, это подтвердили два шведских свидетеля.

Одна из машин свидетельнице показалась военным транспортным средством, она прибыла в порт в сопровождении эскорта мотоциклистов незадолго до отхода парома. Второй свидетель указал на странные обстоятельства в связи с принадлежностью машин и груза. Оба отмечали, что в грузовиках был тайный, опасный груз, который не должен был находиться на обычном пассажирском пароме. Один груз в декларации был вписан рукой, второго там вообще не было. Эти свидетельства не расследовались, отметил Берглунд.

Странным и необъяснимым кажется и пропажа многих важных свидетелей — начиная со второго капитана корабля Аво Пихты, который в ту судьбоносную ночь был на борту в качестве пассажира, вроде как спасся и позже мистически пропал, и семи членов экипажа, имена которых появились в списках спасенных, но позже растворились. В этом нет ничего необычного, поскольку списки погибших и выживших тогда писали от руки, пересылали по факсу, фамилии называли по телефону, переписывали на печатных машинках, переделывали. Фамилия одного человека пропала, а потом появилась в списках и выживших, и погибших, в то время как он вообще не поднимался на борт. Человек позвонил и сообщил, что не пострадал в катастрофе, его из списков убрали, а спустя рапу дней он снова в них появился. Однако Пихту свидетели опознали как-минимум трижды после катастрофы корабля, других членов экипажа вроде как тоже видели в разных уголках мира.

Симуляция катастрофы парома "Эстония" / Foto: Vida press/Kamerapress

Что мы не должны знать?

Сегодня SEA — единственная организации в Швеции, представляющая родственников жертв «Эстонии», просьба возобновить расследование — не первая; в 2013 году организация обращалась к шведскому правительству, однако получила отказ, который был обоснован международными договоренностями, запрещающими проводить какие-либо действия в месте крушения парома, объявленном могилой погибших. Многие родственники погибших с этим не согласны, говорит Берглунд, они по-прежнему надеются достойно похоронить близких, что до сих пор было невозможно, несмотря на то, что представители шведских церквей открыто высказывались о том, что подводные работы по расследованию в этом месте «не потревожили бы спокойствие мертвых».

В письме отмечается, что новое расследование необходимо, поскольку появились «новые свидетельства, визуальные и реальные доказательства, а также научные обоснования, которые позволили бы лучше понять причины трагедии». Также в письме поставлены под сомнение официальные выводы международной комиссии.

Близкие жертв катастрофы отмечают, что комиссия не достаточно систематично изучила и сняла на видео самое важное доказательство в деле — корпус корабля. Или, если это было сделано, то результаты этого никогда не было опубликованы. Результаты отдельных вовлеченных стран и индивидуальных исследователей дают пояснения, доказательства которых находятся в морских глубинах. Паром лежит на глубине всего 80 метров. Для сравнения — длина корабля была 150 метров. Сегодня на такую глубину могут спуститься дайверы-любители. И тогда в 1994 году это не было сложной задачей для шведского правительства, отметил Берглунд. Сегодня, когда технологии дают новые возможности, съемку и работы по изучению можно проводить на глубине 4000 метров.

Симуляция катастрофы парома "Эстония" / Foto: Vida press/Kamerapress
Берглунд отмечает, что только тот факт, что не было должным образом изучено легко доступное доказательство — сам паром, может быть основанием для того, чтобы спустя 23 года поставить под сомнение качество выводов международной комиссии.

Кстати, на основе научных доказательств, выводов экспертов и опыте похожих судов, отмечается странное обстоятельство, что паром затонул так быстро. Если у корпуса нет других серьезных повреждений (отверстий из-за взрыва?), то на боку или перевернувшись он так мог бы плавать еще даже день, поскольку воздух в корпусе не позволил бы ему затонуть. В заключении комиссии сказано обратное — что корабль за полчаса накренился на бок и одновременно стремительно тонул. Нет пояснения, почему это произошло. В письме отмечается, что ни один похожего типа паром в подобных обстоятельствах не вел бы себя как «Эстония».

Симуляция катастрофы парома "Эстония" / Foto: Vida press/Kamerapress

Также Берглунд отмечает, что по-прежнему многие документы спустя 23 года являются государственной тайной. Например, заключения эстонских экспертов внутренней службы безопасности от 10 марта 2006 года, в архивах Национальной службы безопасности США есть 7-страничный документ о крушении парома «Эстония», который также считают гостайной и раскрытие которого может «создать серьезную угрозу национальной безопасности». Шведское правительство тоже скрыло N-ное число документов о катастрофе, раскрытие которых возможно только через 70 лет.

Берглунд считает, что перечисленных обстоятельств достаточно, чтобы сделать вывод, что официальное расследование о крушении парома не было проведено в соответствии с международно принятыми стандартами расследования катастрофы».

«23 года спустя мы по-прежнему хотим знать правду, почему погибли наши близкие, что есть такого, что мы не должны знать», - говорит Берглунд. Отправленное письмо с просьбой возобновить новое расследование дает надежду, что в деле о крушении парома «Эстония» будет новая страница, которая не будет заполнена полуправдой. Пока правительства молчат, ждут и родственники, и погибшие.

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все галереи
Материал скоро появится, журналисты уже работают